Иные жанры...

 

Павел Лукаш

 

Земную жизнь на 70%...

 

* * *

 

В одной из – не к ночи будь сказано – мафий

прошёл криминальный заказ…

Но ты была лучше своих фотографий:

красивее в тысячу раз.

 

Следил за тобою наёмный убийца,

потом не убил – пожалел,

поскольку в тебя умудрился влюбиться,

да так, что совсем ошалел.

А я, досмотрев увлекательный триллер,

Решил приблизительно так:

тот самый чувак – неудавшийся киллер –

вполне безобидный чудак.

 

Но если по самую суть углубиться

во тьму канцелярских чернил,

выходит, что даже не он не убийца,

а тот, кто его сочинил.

 

Возьмём Дездемоны историю эту –

какой несчастливый финал.

И также Офелию, также Джульетту,

Корделию – кто доконал?

 

Возможно, реальная жизнь – лотерея,

но, что до печатной строки,

то авторы триллеров стали добрее –

нормальные мы мужики.

 

* * *

 

Солнце вкривь

на пыльных пальмах,

значит – около шести…

«Не пишу я актуальных, –

говорю я ей. – Прости».

 

Даже ради примиренья, 

чтоб писатель-пейзажист

сочинял стихотворенья

про дурную нашу жизнь?

 

И без этого до слуха

С каждой уличной скамьи

Долетает бытовуха

из истории семьи.

 

Мол, уже дошёл до ручки

этот бесполезный зять:

от получки до получки

пьёт – и слова не сказать.

 

Мол, бесстыдствует невестка

со времён СССР.

Скоро будет ей повестка

посетить вендиспансер.

 

Мы гуляем по бульвару.

Время – около шести.

Можем встреченную пару

в пух и перья разнести:

 

от дохода годового,

до – в неделю сколько раз.

Всё давно для нас не ново,

и рассчитано за нас,

 

уготовлены задатки

для души и головы…

Также мы не две загадки,

даже не одна, увы.

 

Жизнь проходит в темпе быстром,

дальше, говорят, туннель…

Я не стану программистом,

ты не выйдешь на панель.

 

* * *

 

На меня надвигаются скрежет и вой –

если слышу, то, значит, живой.

Это вовсе не скромный жужжащий комар,

что во сне превратился в кошмар.

 

Это мой электронный будильник поёт

про шмеля вдохновенный полет.

А ведь я не солдат – не спецназ, не конвой –

по тревоге вставать боевой.

Почему голова, словно роща в сентябрь,

а на улице, вроде, октябрь?

 

Удивился: да что это – явь, или глюк

посетивший сознание вдруг?

Присмотрелся поближе: так это ж она –

никаких вариантов – жена.

 

Наконец, покидаю постели сугроб –

неохотно иду в гардероб.

Вижу левый носок – где же правый носок,

что с полоскою наискосок?

Не заладится жизнь от напасти одной –

а когда еще тот выходной…

 

* * *

 

Потому что люди чтут

наш моральный кодекс,

не показывайте тут

ваш Эдипов комплекс.

 

Но бывают типажи –

тоже взяли моду…

Если скажут: покажи, –

плюнь такому в морду.

 

Кто не прячет от людей

комплекс свой Эдипов –

самый пакостный злодей

из подобных типов.

 

* * *

 

И возлагали на меня надежды:

давали всё (и что-то из одежды),

но я не стал первейшим из спецов,

но я и не пропал, в конце концов.

 

А те, о ком сейчас мои тревоги

(им  колыбель качали, мыли ноги …) –

недружелюбный взгляд, серьга в носу…

А впрочем, и не то перенесу.

 

Итак – в подсчётах долларов и центов –

земную жизнь на 70%

пройдя, живу в достойной нищете:

расходы те, а прибыли не те.

 

И жуть похуже милиционера,

упрятана в застенках шифоньера

уже и не припомню сколько лет

(а впрочем – восхитительный скелет).

 

А в будущем – выпестовать подагру;

стенать: о дайте, дайте мне виагру,

я свой позор сумею искупить;

и спрашивать: не быть или не пить?

 

И вот опять чего-то не хватило:

икры, заботы, воздуха, тротила…

И накатила злость – да будет месть!

А впрочем, нехрен лезть, когда всё есть.

 

* * *

 

Беру законный выходной,

чтоб отдохнуть как надо.

Есть детектив переводной

про извращенца гада.

 

Из-за того, что он маньяк,

его не любят бабы.

Он не умеет пить коньяк

и не заходит в пабы,

 

но жуткой темною порой

кровавый кайф имеет.

За ним охотится герой

который пить умеет.

 

Который вовсе не урод,

из тех, что души губят.

И женщины, наоборот,

его за это любят.

 

Как настоящий супермен

он завалил маньяка.

А у меня без перемен –

пойду напьюсь, однако.