Пётр Межурицкий

 

 

SALVE

 

SALVE

 

По времени опять зима,

Которой нет еще в природе,

Тебе не приложить ума,

Куда твой ум тебя заводит,

Тебе, а стало быть, и мне,

А стало быть, и всем попятный

Заказан путь, зато вполне

Качнется маятник обратно,

И всякая живая тварь

Осоловеет от наитий

О царь природы, Календарь,

Ты для кого теперь спаситель?

Внемлите, смертные: зима

На этот раз прошла не мимо

За окнами, как есть, сама

Природа явлена без грима.

И с точки зрения небес

Я соучастник и свидетель

Того, как Древний Рим воскрес

И начинает с междометий.

 

 

ПРЕЧИСТАЯ БАЛЛАДА

 

Он был обладатель приза

За лучшую роль-анфас,

Ее звали Мона Лиза,
Как мало кого из нас.

 

И вплоть до ее финала –

Таков уж ее финал –

Она его тайно знала,

А он ее знать не знал.

 

Он умер спустя три года,

Став людям еще родней,

Кумир всех слоев народа,

Чего не скажу о ней.

 

И если любовь от Бога,

Что впрямь исключает грязь, –

Не будем судить их строго

За столь непростую связь.

 

 

МИФ  О  ЦАРЕВНЕ

 

Без признаков распада

Лежит в гробу девица;

Тот, кто решит, что надо

Ему на ней жениться,

Обязан, выйдя к месту,

Где установлен гроб,

Поцеловать невесту

Желательно не в лоб,

На трудности не глядя

С позиций естества,

Не плюрализма ради

И не от скуки, а

Чтоб знали эти суки,

Кто, все-таки, герой –

Душе такие штуки

Нужней любви порой.

 

 

ЗДРАВИЦА

(триптих)

 

                   … несть эллина, несть иудея…

                                      Ап. Павел. Первый век н.э.

 

1.

 

У нас в Израиле культура

Эпохи короля Артура –

Сплошные темные века,

Которые покроет слава,

Вся в духе англо-скандинава,

Вся будто свет из тупика.

 

 

2.

 

Я думаю так: вещества каждый атом

Живет, прирастая одним плагиатом,

И Родина наша вполне плагиат,

Как Штаты и каждый в отдельности штат,

Где эллина несть сообразно идее

Апостола Павла, а вот иудеи…

 

3.

 

И Ленин в октябре,

И вишня в шоколаде,

И бес в моем ребре –

Какого Бога ради?

 

Зачем, как старший брат

И света тайный признак,

Оптических утрат

Во сне мелькает призрак?

 

Из всех племен и рас

Мы самые плохие,

Но сдохнут прежде нас

Враждебные стихии.

 

И кто бы ни был прав,

А ты не прав, хоть тресни,

Физически будь здрав

В контексте данной песни!

 

 

РУССКИЙ  РОМАН

 

От правды к правде льнет Григорий

Другим во вред, себе на горе

 

Когда война, тогда на свете

Лишь постоянство добродетель.

 

Грехи выматывают душу,

Но только крепче любит Ксюша,

 

Но только горек хлеб Иудин

Себя поймешь, поймут ли люди?

 

И солнце черное в итоге

Земные высветит дороги

 

От правой и неправой власти

До беспринципной бабьей страсти.

 

 

АМНЕЗИЯ

 

Хоть встречаемся реже,

Только сцена все та же,

И на сцене все те же,

Несмотря на пропажи.

Бунтовать бесполезно,

Корча, пусть даже лица, –

Тут ни вовсе исчезнуть,

Ни вовсю появиться,

Даже выпасть в осадок

Не сподобишься сам –

Если это порядок,

То законных сто грамм

Примешь с горя на этом,

Словно Леты на том,

Поменяешься светом

Со своим двойником,

Разучив упражненье,

Непременно дойдешь

До синдрома забвенья,

Чем и станешь хорош,

Точно муха на торте,

Вся уже из него,

По ту сторону черт-те

Бог весть знает чего.

 

 

УТРО ПОМЕЩИКА

 

Сижу в своем имении,

От истин ротозея,

Как говорили древние:

«The truth is out there».

Играем в прятки - Бог и я,

Друг другом озадачены -

Vivat, конспирология,

Мои счета оплачены:

И словно таски женские,

Поляны философские,

Дизайны достоевские,

Палаты склифософские,

Где верю и не верю я

Без всякого Писания,

Что данная империя

Падет в одно касание.

 

 

ПРЕЛЮДИЯ

 

Может быть, я был послушен,

Ну а может, не вполне –

Возвращаю Богу душу

За ненадобностью мне.

 

Что мне Ленин, что мне Сталин,

Что мне сам Наполеон –

Был отчасти я бездарен

И отчасти одарен.

 

Как дела? Похоже, глухо –

Вся игра короче блица –

Если правда смерть - старуха,

То, выходит, жизнь – девица.

 

Обе душу колобродят

И не ясно вместе с тем –

Первая ко всем приходит,

А вторая не ко всем?

 

Я к старухе не ревную,

Я девицу не сужу –

Забываю жизнь иную.

Как на эту погляжу.

 

С ней раскланиваюсь мило,

Говорю ей: «Жизнь моя,

Мне неважно, сколько было

У тебя таких, как я.

 

Я готов подумать дважды,

Даже трижды, может быть,

Прежде, чем тебе однажды

Со старухой изменить.

 

Я тебя в Одессе встретил,

Помнишь, зимнею порой?..»

Отвечает: «Здравствуй, Петя,

До свиданья, дорогой».

 

 

ПЕТРУШКА

 

Я заболел болезнью кожи

и стал прозрачным, как стекло

возможно, был предрасположен,

а может быть, не повезло.

 

Я потерял свой цвет, однако

отнюдь не запах, и за мной

друг человечества собака

идет, как преданный конвой.

 

Она породы нехорошей,

но все же волка ипостась,

а я и вовсе образ Божий,

о чем напоминает власть

 

души над телом. И порою

мы по-хозяйски, не спеша

идем по городу, нас трое:

собака, тело и душа.

 

 

КАК  НИГДЕ

 

Не исходя от тоски

Или, допустим, от стресса,

Просто поедем в Лески

Это почти что Одесса,

Это почти что тайга,

Только безлюдней и краше,

Раз в два-три года снега

Сходят на здешние пляжи,

И отвердев на песках,

Тают не слишком упрямо

Вплоть до последнего грамма –

Вы не бывали в Лесках?