ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 

 

Уважаемая редакция,

 

я буду признателен, если вы найдете возможным поместить это письмо на страницах «Зарубежных записок».

В 24-м номере «Парадного подъезда» (газеты петербургского отделения СП России) за 2006 год была напечатана направленная против Александра Кушнера статья В. Рыбаковой под названием «Загадка стихоплётного долголетия» – с чем-то вроде развернутого эпиграфа за моей подписью.

Этот эпиграф – подделка. Текст, приведенный г-жой Рыбаковой, я не печатал, никаких материалов для публикации г-же Рыбаковой не передавал, в переписке с нею никогда не состоял.

В приведенном г-жой Рыбаковой тексте произвольно и непоследовательно соединены обрывки моих фраз вперемешку со словами и фразами, мне не принадлежащими.

Поскольку правдоподобная ложь – худшая ложь, мне по необходимости приходится установить точный смысл моего отношения к Александру Кушнеру.

Первое и главное: Кушнер был и остается для меня подлинным поэтом. В свободной печати и устно я неоднократно отстаивал его творческий метод, в выгодном свете противопоставлял его другим поэтам, защищал от нападок завистников. Делал я это и после того, как  в 1990-е годы почувствовал охлаждение к его лирическому герою. Для меня важнее другое: в начале 1970-х Кушнер был одним из тех, у кого я учился. По сей день мое преобладающее чувство к нему – благодарность. Этого чувства не ослабила ни ссора, ни установившаяся между нами взаимная неприязнь.

Природа честной литературной неприязни всегда одна: эстетические и этические расхождения, неразрывно между собою связанные. Мне кажется, что Кушнер отступился от писательских и человеческих принципов, которых держался в годы гонений. До нашей ссоры, встречаясь с ним, я пытался говорить ему об этом, но, по-видимому, не был услышан. После нашей ссоры я не сводил с ним счётов.

В моей оценке Кушнера я могу ошибаться, но за неё, здесь сформулированную, несу полную ответственность. Настоящим письмом я снимаю с себя ответственность за то, чего не писал и не публиковал.

Почтительно,

Юрий Колкер